Рассылка весеннего предзаказа.

Созданный в Бездне, тома 1 и 2, обзор

Обзор первых двух томов манги «Made in Abyss. Созданный в бездне».

19.06.2020

Готовится к выходу в России седьмой том манги «Made in Abyss. Созданный в бездне», который вы, как и предыдущие сможете купить в нашем магазине. По этому поводу мы хотели бы сделать для вас обзор первых двух томов, которые увидели свет в 2019 году.

О манге

Многие посмотрели аниме, и для них содержание манги не станет сюрпризом. Для остальных постараюсь изложить суть вкратце, без лишних спойлеров. (Спойлеры будут ниже, в разборе издания.)

Пару тысяч лет до происходящих событий люди наткнулись на уникальное образование — многокилометровую дыру в земле. Дыра располагается в кратере на отдельном острове, что в её глубине — непонятно. Исследование затрудняет специфическое поле, которое не позволяет разглядывать дыру сверху, и накладывает ограничения на подъём из неё. Любой человек, поднимаясь из глубины, испытывает проблемы, наибольшие из которых — потеря человеческой сущности и смерть. Спускаться можно практически без проблем, а вот подниматься — нет. И чем глубже, тем хуже. Люди назвали эту аномалию «Бездной», что на удивление точно определяет её суть. И эта дыра на острове не была бы особо интересна, если бы из неё не доставали магические артефакты, которые не только стоят денег, но и способны поменять геополитический расклад.

Сюжет строится вокруг судьбы 12-летней воспитанницы сиротского приюта Рико. Та получает сообщение от матери, которая считается давно умершей в Бездне, и со своим другом, мальчиком-роботом отправляется на дно, на встречу с ней.

Сам тон повествования, обманчиво лёгкий сначала, со временем всё больше и больше мрачнеет. Героев, количество которых меняется, ждут всё более жестокие и странные перипетии. С самого начала понятно, что путешествие Рико — в один конец, и она никогда не увидит своих прежних друзей. Чем дальше, тем больше происходящее испытывает героев на прочность, подвергая сомнению их самоидентификацию, их ценности и представления. Кроме того, автор любит ставить своих персонажей, по нашим меркам несовершеннолетних, в неудобные ситуации, и если вы к такому чувствительны, то заметите это сразу.

Об издании

Изданием манги в России занялась крупнейшее издательство Эксмо-АСТ, а предпечатную подготовку выполнила фирма «Реанимедиа». На сегодняшний день на английском и японском вышло 8 томов. У каждого тома русского издания твёрдый переплёт и суперобложка. На обратной стороне суперобложки — арт с лицевой стороны без надписей. В анонсе обещалось, что издание будет без цензуры, но, тем не менее, начиная со второго тома с внутренних обложек были убраны арты, которые издательство сочло провокационными. Их заменили дизайном в нейтральном стиле. Это было неоднозначно воспринято покупателями.

История издания

Это первая манга-лицензия компании «Реанимедиа», которая до этого иногда выпускала аниме. Примерно за год до объявления лицензии они анонсировали новый секретный проект, который и оказался манга-серией. В начале марта 2019 года о проекте было объявлено публично.

Переводчиком серии оказалась Наталья Румак, крайне опытный переводчик, поработавшая над множеством разных текстов. Ближе к концу марта вышло интервью с Nozomu, человеком, принимающим участие в работе над серией. Сообщество ВК, в котором было опубликовано интервью, сейчас доступно только для вступивших, поэтому ссылку на публикацию дать невозможно, но сам текст сохранился. Среди прочего там есть следующие моменты (орфография и пунктуация оригинала):

Они сделали анонс у себя в группе. Вообще, это было для многих шоком, потому что никто долго не знал, у кого лицензия на Бездну.

А тут внезапно у Реа!

Ну и для нас это двойной шок, по понятным причинам.

Сделал пост у себя в группе почти сразу. Народ что-то у нас писал в комментах, ещё кто-то пошёл в паблик Реа писать.

В итоге они написали нам вечером в тот же день — мол, не хотите ли помочь с релизом?

Изначально это подавалось как «ну вот вы знаете вселенную манги, и лучше сообразите по каким-то названиям / характерам / событиям, ошибки смысловые найдёте, всё такое».

Скинули нам первые главы посмотреть — а там просто ад вместо литературного перевода. Ну мы схватились за голову, посидели несколько часов, отредачили первую главу, и поверхностно ещё парочку. Написал Реа, мол, у вас тут ахтунг.

Олег (директор Реа) посмотрел, подумал, и решил нас взять срочно редакторами. Мы с ним созванивались, он рассказывал что редактора они нового взяли, не успели проверить на практике.

А, и рассказал, что «знаете, у нас сдача в печать через неделю, так что ребят сейчас очень быстро всё надо».

А мы не можем халатно редачить, особенно Бездну. В итоге сидели вдвоём с нашим японистом первые 3 дня по 15 часов, безвылазно редачили через «не могу». И потом ещё третий редактор проверял итоговое.

Был атас. Но вроде справились, надеюсь, что ещё и не в ущерб качеству.

Ещё времени обсуждать с Реа правки почти не было — поэтому первый том доверили всецело в наши руки. Мы с переводчиком только несколько важных моментов обсудили, остальное сами меняли.

А меняли мы много — в итоге от исходного перевода осталось только ¼ предложений нетронутая…

Описывался в интервью и творческий метод в редактуре:

— При редактуре вы все делаете с нуля, или все же подсматриваете в свой старый перевод?

— <…>

В общем, это всё я к чему — в плане смысла подглядывать вредно. А вот удачные формулировки каких-то реплик были. И да, я делал так: если видел, что фразу надо перестроить, то сначала пытался сам придумать. Останавливался на достойном варианте, и лез смотреть, как мы переводили тогда. Если какие-то слова или вся реплика в нашем старом переводе звучат явно лучше — брал их (если второму редактору тоже было ОК и он не менял фразу дальше). Я считаю, что тут не нужно пренебрегать своим старым переводом. Если какая-то фраза звучит лучше в старом переводе, то надо её брать. И ещё всякие названия и термины мы подсматривали в старом переводе, потому что тогда часами их придумывали целой толпой, и многие очень удачно. Сейчас, к сожалению, имена и названия монстров нельзя менять, потому что они с Цукуси согласовываются (внезапно). Но всё остальное можно.

Слова Олега Шевченко, актуального руководителя «Реанимедии» это косвенно подтверждают. Давайте же посмотрим, какого результата достигли пять редакторов, из которых три знали японский. Мы решили пройтись сразу по двум первым томам, благо во втором очень мало говорят.

Имена и термины

Начнём с основного, с дыры в земле. В японском тексте у неё есть два названия: «нараку» (奈落) — японское имя нарицательное, собственно «бездна», и Abyss (アビス) — тоже «бездна», но уже по-английски. Это же английское название вынесено в заголовок.

Тем не менее, слов Abyss в русском тексте, по крайней мере в первых двух томах, не встречается. Его везде заменили на «бездну». Но вы скажете: «Ведь в чередовании синонимов есть смысл. С помощью двух разных слов можно составлять более красивые предложения без повторения однокоренных!» Верно. Поэтому вместе с переводом английского термина был введён новый — «Нараку», который теперь по смыслу употребления имя собственное. И, хотя забавных выражений типа «мы полезли в нараку» в манге нет, но чередование искусно использовано в таких, например, моментах:

То есть, переводя на совсем русский, «и в глубине бездны мы связаны бездной». В этом есть смысл.

Получается, английский термин перевели, а японский — транскрибировали. Вероятно, чтобы никто не подумал, что перевод делался с английского? И действительно, что в сканлейте, что в официальном переводе «бездна» называется просто «Бездна».

То, что она ещё и «Нараку» — чисто российское изобретение. И оно используется в манге сплошь да рядом. Впрочем, «Бездна» — тоже легитимное название, как мы видим.

Почему город オース, который и в английском переводе и официально называется «Orth» перевели как «Орф»? (Да, даже японцы считают, что это Orth. В OST к аниме есть тема «Orth Waltz».) В честь греческого легендарного пса Орфа? Так он по-английски будет Orthrus, не сходится. Хорошо, допустим в основе у нас греческий корень «Ὄρθ», последняя согласная которого в английском передаётся сочетанием «th» (ближе к мягкому «т», чем к «ф»), а в русском — буквой «фита», которая после реформы 1918 года перешла в «ф». Но в то же время мы знаем этот слог в слове «ортогональный», например. «Орто-» а не «орфо-», потому что слово пришло к нам через английский. Как и город Orth, собственно. Если бы название города «Орт» было отсылкой к тому, что бездна расположена ортогонально его плоскости, это бы имело смысл. «Орф» нельзя считать ошибкой, это допустимый вариант. Но мы думаем, что это не самое удачное решение.

Достаточно небрежно подошли к переводу артефактов. Покажем на паре примеров, но они практически все такие.

На изображении справа японский текст. В японском написании есть специфическая вещь «фуригана». Это подпись над иероглифами (или даже целыми фразами), сделанная слоговым письмом. Обычно таким образом расшифровывают чтение иероглифов для тех, кто их ещё не знает. Например, для детей. Либо таким образом дают чтение редких иероглифов. Либо, как в этом случае, там располагается совсем другой, альтернативный текст. На картинке под синей чертой располагается название артефакта, а над красной — описание функционала. Название: «Tomorrow Signal» (в японской транскрипции). Описание: 天気を当てる風見鷄, что можно перевести как «угадывающий погоду флюгерок». В русском варианте это было кастрировано до «Вестник погоды». То есть из описания сделали название, а само название выкинули.

Название: «Gold Shaker» («Золотой шейкер»), описание: 塵を集める壷 («собирающая пыль ваза»), русский перевод: «Золотое сито» (сами догадайтесь, зачем оно нужно). То есть здесь для разнообразия перевели (неправильно) название, а описание выкинули. Ни одно из английских слов для «сита» не может быть записано как シェイカー, зато «шейкер», стакан для размешивания напитков, ровно так и транскрибируется. Ещё один смысловой пласт нас, увы, покинул.

Оформление

Как мы знаем из выходных данных, для вёрстки использовалась гарнитура Hurma_Klimova. Недолгий поиск даёт нам насладиться этой гарнитурой, которая прекрасна, пока её не начинают оптимизировать. При этом и сжимают сам шрифт по горизонтали, и уменьшают межбуквенное расстояние, снижая читаемость текста. Тому есть причина: вертикальные облачка, предназначенные для японского вертикального письма, плохо вмещают европейское горизонтальное. Есть разные выходы из этой ситуации. Можно расширять и перерисовывать облачка. Это способ долгий и трудозатратный, зато визуально он превосходнейший. Можно уменьшать кегель шрифта, сохраняя его пропорции. Это работает до определённого предела, но всё ещё ок. Можно вставлять по 4 переноса в слово, что распространено шире, чем должно бы. Но самый неконвенциональный и запретный способ решить проблему пространства — ужимать шрифт. При этом он же и самый быстрый. Так что господа Антон Кудряшов, Tsukiomi Nita и Евгения Кочеткова, которые чистили этот том, пошли по пути наименьшего сопротивления. Вероятно, поджимали сроки.

Надо отметить, что в целом отрисовка звуков (те же Антон Кудряшов и Евгения Кочеткова) достаточно хороша, а особых огрехов ретуши не заметно, и это, конечно, говорит в пользу профессионализма тех, кто этим занимался. Но и тут не обошлось без следов спешки. Посмотрите, например, на фон под этим звуком. Что-то явно пошло не так. Возможно, в печатной версии это заметно меньше, чем в электронной.

Ну и тому подобная мелочь, свидетельствующая о спешке. Вроде покинувших нас многоточий в облачках.

Те, кто готовил и верстал текст, имеют представление, зачем нужны дефисы, короткие и длинные тире. Но почему-то им не хватило усилий для их последовательного употребления. На картинке короткое и длинное тире стоят рядом, хотя в обоих случаях должно быть длинное тире.

Перевод и редактура

Переходим к самому существенному, чего мы едва коснулись до этого: к переводу и, самое главное, редактуре. Судя по словам Nozomu, приведённым выше, первый том после перевода был отдан на откуп тем, кто работал над любительским переводом, причём до этого, после этого, либо непосредственно во время этого над ним работали и другие редакторы, всего в количестве пяти человек. Это довольно много.

Первое, что бросается в глаза: острый недостаток грамотных людей, которые могли бы исправить ошибки на позднем этапе, после череды вдохновенных правок людей более мотивированных. Это, вероятно, вопрос к корректуре АСТ, которой, возможно, и вовсе не было. Например, все 7 раз за два тома, когда герои говорят или думают «ой-ой», это записывается «ой-ёй». Орфографическая ошибка, притом системно повторённая.

Причём нельзя сказать, что «корректор устал». Буквально на первой же странице словосочетание «на самом деле» встречается дважды, в качестве рефрена. И это нормально. Но если в первом случае, когда его ещё можно было бы выделить запятыми, оно не выделяется, то во втором, когда его выделять не следует, оно выделяется. И как ни крути, оба случая должны быть оформлены одинаково, потому что единственное легитимное употребление двух одинаковых оборотов подряд предполагает, что они играют одну грамматическую роль. Мы согласны, русский язык трудный, но если корректор устал на первых страница, то что он делал потом?

Хотя, может, мы зря киваем на спешку с первым томом? Второй том при всей своей немногословности и изобилии экшен-сцен содержит такие же недостатки.

Нити могут быть ловушкой. Но тогда причастный оборот должен быть уже в единственном числе, потому что он относится к «ловушке». А так — это опечатка.

Впрочем, контроль над повторением однокоренных слов и одинаковых междометий в тексте очень слабый. Мы не стали отмечать бесконечные ненужные повторы «что», «ну», «как», и прочее. При чтении это ощущается непрерывно. Но вот довольно специфический оборот «величайшее сокровище Нараку» в первом томе повторяется трижды за две страницы. А во втором томе — ещё четыре раза на четырёх страницах (стр. 26−29).

К слову, из русского перевода вы не узнаете, что пресловутое «величайшее сокровище Нараку» имеет собственное название Aubade («Утренняя серенада»). Этот термин, которым можно было бы неплохо разбавить монотонные повторения громоздкого конструкта, просто выкинули.

Упрощения затронули и другие части текста. Например, на этой картинке вы можете наблюдать, как относительно сложный художественный текст скукожился до простой дефиниции. Более точный перевод с японского может быть таким: «В нашем мире, где всё изучено вдоль и поперёк, это единственная [неизведанная] глубина».

Давайте разберём найденные нами ошибки перевода, а потом перейдём к стилистике текста, как материи более тонкой. Вернёмся к началу статьи, где Nozomu рассказывает, что сверялся со своим переводом с английского любительского перевода, и, при условии соблюдения смысла, выбирал наилучший вариант. Сильно ли повлиял любительский перевод с английского на конечный результат? И да, и нет.

Во-первых, обращает на себя внимание перенос реплик между облачкам. Если в японском речь директрисы начинается с откашливания и значительной паузы, что приличествует её высокопарной и изысканной речи, то в русском варианте она начинает монолог сразу. Само по себе не так и плохо, но откуда же взялось это решение?

Дело в том, что в фанатском переводе реплики тоже сдвинуты подобным образом. Кроме того, из сканлейта взято решение про «что-то ещё». В оригинале монолог строится следующим образом:

Директриса: Я скажу вам только одно.

Директриса: И ещё одно.

Дети (думают хором): Это уже два.

Методом испорченного телефона эта шутка, нивелированная в фанатском переводе на английский, в русском официальном переводе была окончательно потеряна.

Кроме того, утверждение, что обладатели свистков — не образец для подражания, слишком сильное для женщины, которая их растит. Её назидательная речь сводится к тому, что на выпасе в бездне они должны вести себя подобающим образом, не позоря приют и своих героически павших родителей. Но чтобы передать мысль таким образом, надо следить за контекстом и искать смысл в словах. А люди, пропустившие оборот «благородно павшие родители» явно не очень следили за тем и другим.

То есть первоначально было хуже? Как знать. Мы видим финальный результат, которым довольны те, кто его делал. Если кто-то доволен — это уже достаточно хорошо.

Рико живёт не в «бывшем карцере», а в «бывшей пыточной» (元仕置部屋). Карцер — небольшое помещение для индивидуального дисциплинарного заключения, а пыточная — рабочее место заплечных специалистов. На картинке хорошо видно кандалы, крюки и прочие инструменты убеждения. Что характерно, редакторы текста тоже об этом в курсе. И, хотя в электронном релизе редакторы убрали опечатку в слове «бывшый», на то, чтобы везде написать правильно, их не хватило.

Иногда фразы упрощаются, а иногда — усложняются непонятно для чего. Здесь Рэг говорит следующее: «Если, как настаивала девочка в очках без диоптрий… я робот, то…». Оборот «верить девочке в ненужный ей очках» не кажется удачным, особенно учитывая, что очки Рико нужны (об этом говорится потом), а Рэг при всех своих способностях не может делать таких обобщающих заключений. Он говорит буквально «дэко мэганэ» (デコメガネ), что обозначает очки, не искажающие видимое. Декоративные очки, если совсем просто. Из-за изменения фраза стала тяжелее, и нюанс не в наблюдательности Рэга, а в его саркастичности.

Ещё пример упрощения. Буквально сказано: «Ладно… // Пора выходить, иначе не успеем».

Одним из самых слабых мест перевода, по крайней мере в первых двух томах, являются описания. Если в речи персонажей, часто простой и обусловленной расположением облачков, ещё не так заметны нелогичность и несогласованность, то в значительных фрагментах текста они как на ладони.

Читаешь страницу и думаешь: «А в какой именно момент человек решает сжечь свою блевотину? (Что, как потом окажется, но это не сразу очевидно, спасёт ему жизнь.)» Русский перевод ответа на вопрос не даёт. В японском (да и любом английском) всё более прозрачно: ゲロ狼煙 — это буквально «дымовые сигналы блевотиной». Свистков при подъёме постоянно тошнит, и, что логично, им время от времени нужно подавать дымовые сигналы. Вишенкой на торте оборот «не приходилось до прихода», который никого не смутил.

И сразу на той же странице. Сначала малыша съели, а потом он подрос. Тот, кто редактировал текст, явно не пытался осмыслить его целиком, поэтому путает описываемый вид с конкретным представителем, которым закусили. Нет, съеденный малыш не подрос, и вторая фраза должна звучать: «Когда они вырастают, то не утрачивают свирепости».

Тут мы плавно переходим к стилю, который временами тоже огорчает.

Пропасть — отрицательная структура рельефа, у неё не может быть облика.

Если отвлечься от жуткого японизма «оправдывает своё название», то получаем утверждение: «Привлекая людей, дыра поглотила множество людей». С этим трудно поспорить, но слог оставляет желать лучшего.

Мальчик реагирует на слово «пиписька» не потому, что оно его веселит, а потому, что он его раньше не слышал. Применительно к слову «пиписька» это трудно представить, но вот для исходного слова ちんちん такая вероятность есть. Этим словом, обозначающим звон, пользуются в качестве эвфемизма для именования мужских гениталий. Не только, с позволения сказать, «пиписьки», но и остального прилагающегося. (Того, что осматривает весёлый бородатый дядя во втором томе. Мы не шутим. Этот эпизод даже в аниме попал.) Слово «хозяйство» или «причиндалы» подошло бы куда лучше. Был утрачен хоть и несущественный, но юмористический момент.

Слово «это» не привязано ни к чему. Оно, по своей сути, является заменителем слову «изучают», которое не предмет, а действие. Уместнее было бы написать: «В основном — грамоту и всякие правила поведения».

«Ошеломляет ещё больше» чем что? Чтобы ошеломляло больше, должно ошеломлять хоть как-то. Это несогласованность. Нужно было написать хотя бы: «Она открыла ошеломляющее количество…»

Нельзя играть «роль в пейзажах». Играть роль можно в чём-то, что происходит, а пейзаж уже произошёл. Уместнее было бы сказать «занимает большое место».

Немного описаний из второго тома. Кто бы мог объяснить, что такое «высокая восприимчивость пространства»? И кто именно с большой высоты: враг или реакция на врага? Можем предположить, что сформулированная более понятно фраза звучала бы так: «Глаза различаются по размеру, отлично определяют расстояние до объекта и способны видеть врага на большой дистанции».

Два «до» подряд, да ещё и в разных грамматических категориях, это не очень здорово. А исправить просто: заменить «ещё до того, как» на слово «раньше, чем».

Тут мало что можно добавить к картинке. Единственное, такое употребление слова «наверное» (多分) — чисто японское. Нам кажется, следовало бы приложить больше усилий по приведению этого текста к стандартам русского языка. Ну и повторение однокоренных слов его не красит.

Кстати, на этом кадре видно, что при крайней необходимости ретушёры могут дорисовывать облачка. Другое дело, что без крайней необходимости они просто ужимают шрифт.

Вывод

Вот такой обзор у нас вышел. Иногда мы углублялись в материал, иногда — не делали этого. Временами, сравнивая русский перевод с японским оригиналом, мы открывали для себя новые неизведанные глубины, и, чтобы не свалиться в бездну, разумно останавливались. Тем не менее ошибок, неточностей и некрасивостей набралось изрядно: самые скучные мы не стали приводить. Как же до такого дошло? Конечно, можно из соображений когнитивной экономии свалить всё на переводчика, но Наталья Румак здесь в начале производственной цепочки, а мы видим конечный результат усилий разных людей. Кроме того, она перевела множество других прекрасных книг, которые мы знаем. Так что прежде, чем негативно характеризовать коллег, стоит как следует проверить собственные силы. От себя можем добавить, что, как говорится, у семи нянек дитя без глазу, поэтому количество редакторов не помогает. Один хороший редактор сделает текст лучше, чем десяток не таких хороших, притом быстрее и дешевле.

Если вы большой эстет, обзор может вас отпугнуть, но, по крайней мере, мы старались быть с вами честными. Тем не менее, даже с учётом недостатков вы можете получить удовольствие от прекрасной и необычной истории. Как получили его, например, мы.

К другим записям